Диагностика принятия личностных нормативов рисуночным методом

Материал из YSPU
Перейти к: навигация, поиск

Статья посвящена вопросам методического характера – разработке рисуночной диагностической методики, направленной на выявление особенностей отношений молодежи к морально-этическим (нравственным) нормативам.

Рисуночные тесты, как особая разновидность психографических методов, часто используются в практической диагностике. Они имеют ряд преимуществ по сравнению с вербальными методиками:

- одинаково доступны для восприятия людьми, различающимися по возрасту и уровню образования; - смысловое прочтение заданий более или менее одинаково для всех; - отсутствует двойное толкование; - в них проще отразить нормативную структуру и выявить к ней отношение человека.

Методика строилась с опорой на сформулированный М.К. Акимовой теоретический подход к диагностике нормативов личности. Этот подход разработан в рамках концепции социально-психологических нормативов, предложенной К.М. Гуревичем (Гуревич К.М. Дифференциальная психология и психологическая диагностика. СПб.: Питер, 2008).

Вслед за С.Л. Рубинштейном принимается точка зрения, согласно которой «личностью является лишь человек, который относится определенным образом к окружающему, сознательно устанавливает это свое отношение так, что оно выделяется во всем его существе» (Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии, 1999, с.638).

В психике каждого индивида любые нормативы представлены в той степени, в какой он к ним относится. Конечно, нормативы усваиваются под влиянием окружения (становятся знаемыми и осознанными). Но происходит не только это: формируется и отношение к ним, и это отношение тоже опосредовано как социумом, так и личным опытом. Опираясь на работы А.А. Бодалева (Бодалев А.А. Психология общения. М.: Воронеж: АПСН, 1996) и В.Н Мясищева (Мясищев В.Н. Личность и отношения человека // Психология отношений. М.: Воронеж, 1995), можно сказать, что отношение человека к разным сторонам действительности, с которой ему изо дня в день по разным причинам и в разных его ролях приходится взаимодействовать, и составляет сущность его личности. Поэтому и отношение человека к нормативам как к важнейшей стороне его социального бытия можно считать сущностным проявлением личности.

В зависимости от отношения индивида к нормативным чертам он усваивает их, и они становятся внутренним содержанием его личности, определяя сходство (стабильность) её проявлений и тем самым способствуя её пониманию и, следовательно, предсказанию её проявлений в разных средовых условиях. Эти глубинные черты должны вытекать из общественной природы человека, из характера его взаимоотношений с социальным окружением. Нормативы, обеспечивая связь личности с группой, со своим непосредственным окружением, а через него и со всем обществом в целом, одновременно отражают специфику личного опыта индивида. Поэтому важно оценить отношение человека к социально-психологическим личностным нормативам, присущим тем культурным и субкультурным общностям, в которые он входит, к которым он относится. Отношение к нормативам как осознанное или бессознательное, имеющее индивидуальную выраженность стремления следовать социально-психологическим требованиям и связанный с этим уровень их присвоения, предлагается назвать принятием нормативов, или нормативопринятием (М.К. Акимова).

Как говорилось выше, рисуночная методика выявляет отношение молодежи к морально-этическим нормативам. Морально-этические нормативы – это то, что движет действиями, поступками человека, определяет его чувства, характер его мыслей. Если морально-этические нормативы присвоены – это позволяет человеку соединить свою внутреннюю направленность с таким выбором совершаемых им поступков, который не противоречит моральным требованиям общества. Они обретаются только опытом жизни, и поэтому вне опыта присвоить их невозможно.

При разработке личностных методик всегда возникает вопрос, каковы те универсальные конструкты или параметры, стимулирующие специфические личностные черты индивидов, по которым можно описать и сравнить между собой разные культурные, субкультурные, образовательно-профессиональные сообщества? Эти конструкты должны характеризовать условия жизни, структуру и особенности взаимодействия членов этих обществ. Исследование и диагностика нормативопринятия требуют конкретизации проявления культурных категорий в том или ином обществе. Г. Триандис такие конструкты называет схемами, или моделями, или культурными синдромами (Триандис Г. Культура и социальное поведение. М.: Форум, 2007). Можно выделить ряд таких общих схем, вокруг которых организуются определённые матрицы морально-этических ценностей, убеждений, установок, черт характера.

Многие представители культурной психологии считают, что культурные различия лучше всего определить через различия базовых ценностей. Основоположником этого подхода является Г. Хофстеде (цит. по: Психология и культура. СПб.: Питер, 2003). Он выделил четыре культурных параметра, которые создавались с концептуальной опорой на поведенческие и психологические данные и описывали важнейшие психологические характеристики представителей культуры:

1. Дистанция по отношению к власти, (готовность допустить различия, связанные с властью и правами; делается предположение, что взаимодействия и общения членов группы зависят от роли и функции каждого из них). Дистанция по отношению к власти, определяющая отношение к статусу, вертикальное или горизонтальное строение общества – важнейший культурный синдром, влияющий на ведущие психологические черты индивидов. Этот фактор отражает степень готовности допустить различия, связанные с властью, в том числе и по отношению к правам личности.

2. Индивидуализм-коллективизм (установки по отношению к индивиду или группе). Отражает ориентацию индивида на свои потребности и желания (индивидуализм) или на потребности социальных групп, таких как семья или иная общность (коллективизм). Индивидуализм-коллективизм означает проявление установок по отношению к индивиду или группе. Корни индивидуализма лежат в материальном благополучии общества, когда финансовая независимость его членов ведёт к их социальной независимости. Миграция, социальная мобильность и городская среда повышают уровень индивидуализма. К индивидуализму больше тяготеют образованные люди и высшие слои общества.

3. Маскулинность-фемининность (касается степени, в которой ценности, связанные с самоутверждением, деньгами, имуществом превалируют над ценностями, связанными с воспитанием детей, качеством жизни и человеческими качествами). Фактор маскулинность как оппозиция фемининности означает ориентацию на достижения, материальный успех в противоположность акценту на любви, гармонии, заботе. В зарубежных исследования показано, что различия по этому фактору между мужчинами и женщинами были меньше в более развитых странах, где женщины работают за пределами дома, ориентируются на получение высшего образования и на карьерный рост.

4. Отношение к неопределённости (готовность допустить ситуации неопределенности или избегать ситуаций и деятельностей, не имеющих известного исхода). По такому параметру, как отношение к неопределённости выделяют культуры «жёсткие» и «рыхлые». Первые характеризуются наличием большого числа норм и правил поведения, которые должны неукоснительно соблюдаться. За их нарушения предусмотрены наказания. Преимущество таких культур состоит в том, что люди чётко понимают, чего от них ожидают и как вести себя в той или иной ситуации. В «рыхлых» культурах такой определённости нет, а количество норм ограничено. Поэтому люди свободнее в своих действиях и несут за них ответственность.

Выделенные Г. Хофстеде параметры широко использовались другими исследователями как при изучении кросс-культурных различий, так и на личностном уровне (оценивая ценностные ориентации испытуемых). Однако важно помнить, что эти культурные синдромы обозначают лишь типичное или среднее явление, свойственное данной социокультурной группе, и не обязательно относятся ко всем ее представителям. Индивидуальная и возрастно-образовательная выраженность перечисленных культурных синдромов должна стать объектом специального психологического исследования. Описание методики

При разработке методики мы использовали рассмотренные выше культурные синдромы на личностном уровне, а именно на уровне межличностных и групповых отношений. Это позволит выявить типичные для нашей социокультурной группы (современной российской молодежи) отношения к данным культурным синдромам, а также, в свою очередь, их влияние на принятие выделенных нами личностных нормативов, таких, как законопослушание, легитимизация конформизма и нечестности, интеллигентность, доверительные отношения, солидарность, справедливость.

На начальном этапе создания методики были вербально определены ситуации, которые в последующем стали основой для заданий изобразительного характера. Эти ситуации были ориентированы на следующие типы отношений, которые в разрабатываемой методике выступали в качестве четырех шкал: I. Отношение к статусу, вертикальное или горизонтальное построение взаимоотношений: в семье, учебном заведении, на работе доминирует подчиненность (родителям, преподавателям, руководителям) или автономия, способность настоять на своем. II. Коллективизм – индивидуализм: ориентация на групповые цели и интересы или на цели и интересы отдельной личности; на помощь другому везде и всегда или только в самой критической ситуации; на оправдание или осуждение человека, нарушившего нравственные обязательства в ситуации жесткого прессинга; на следование нравственным предписаниям или их нарушение, когда примешиваются такие установки, как любовь, уважение родителей, близких родственников. III. Мужественность–женственность: ориентация на достижения, соревновательность, материальный успех, карьеру или акцент на отношения, солидарность, размеренную и безмятежную жизнь, любовь, гармонию, заботу. IV. Отношение к неопределённости (восприятие, оценка и переживание ситуаций и деятельностей, не имеющих известного исхода): отношение к непривычному – опасно или любопытно; высокий или низкий уровень беспокойства, тревожности, агрессии; наличие или отсутствие потребности в правилах, стандартах и формальностях, в конкретном распределений функций, постановке задач.

Первоначально было составлено описание 40 ситуаций. С помощью экспертной группы, куда вошли квалифицированные специалисты-психологи, были отобраны ситуации, в наибольшей степени отражающие содержание перечисленных выше типов отношений. После такой процедуры были оставлены 24 ситуации, которые затем были претворены в задания рисуночного характера. Каждое задание соответствовало одной из четырех шкал. Каждая шкала включала шесть ситуаций. Стимульный материал каждого заданий состоит из трёх рисунков. На верхнем рисунке изображена та или иная жизненная ситуация проблемного характера. Внизу даются две картинки, которые показывают разные способы выхода из нее. Испытуемый должен выбрать тот вариант, который для него в большей мере предпочтителен.

Пример задания Три человека стоят у двери, где написано «Отдел рекламы». Один из двух говорит, обращаясь к третьему: «Если Вы перейдете в другой отдел, то нашу группу сократят». Варианты ответа сотрудника: А) Мы давно вместе, у нас хороший коллектив, и я не могу от вас уйти; Б) Я не могу интересы группы ставить выше своей карьеры.

Здесь используется дихотомический прием при выборе ответов. Он понятен испытуемым и ответы даются быстро. Кроме того, он заставляют преодолевать нежелание делать выбор. Оценка результатов предполагается как количественная, так и качественная. Изображенные на рисунке ситуации достаточно обыденные и всеми понимаются однозначно.

Пилотажное исследование было проведено на выборке испытуемых, состоящей из московских студентов-психологов в возрасте 18-22 лет (41 человек). Были получены предварительные результаты, характеризующие особенности отношения молодежи к морально-этическим нормативам в зависимости от предпочтений тому или иному культурному синдрому. Поскольку выборка была немногочисленной, о выявленных особенностях можно говорить только как о тенденциях.

• Шкала I (отношение к статусу, вертикальное или горизонтальное построение взаимоотношений) – морально-нравственный выбор в большем числе случаев (78%) выявил горизонтальное построение отношений, говорящее о небольшой дистанции по отношению к власти (выбор в пользу автономии, способности настоять на своем, нежелания относиться к статусу как к непререкаемости). Только у 7% испытуемых доминирует подчиненность (родителям, преподавателям, руководителям). Остальные испытуемые одинаковое количество раз выбирали то один, то другой полюс.

• Шкала II (коллективизм-индивидуализм) – морально-нравственный выбор делается в пользу коллективизма (61 %): мнение семьи важнее личного мнения; поддержка коллективной позиции в противовес индивидуальной; чувство стыда перед коллективом за свои проступки. Кроме того, отмечается тенденция оправдывать человека, нарушившего нравственные обязательства, если за этим стоят интересы семьи, рабочего коллектива. Индивидуалистические тенденции выявляются в 22% случаев. Оставшаяся часть испытуемых (17%) в равной степени выделяют оба полюса.

• Шкала III (мужественность–женственность) – у 61% испытуемых выявились предпочтения в сторону построения гармоничных отношений, солидарности, любви и заботы. Акценты на достижения, материальный успех был сделан в 17% случаев. Остальные не выявили предпочтений ни к какому из полюсов.

• Шкала IV (отношение к неопределенности) – 59% испытуемых демонстрируют готовность допустить ситуации неопределенности, делают выбор в сторону меньшей регламентации действий. Отсутствие инструкций, нечетко поставленных целей вызывают неуверенность и тревожность у 17% испытуемых. Остальные (24%) не определились в своих предпочтениях Полученные на данном этапе результаты исследования нуждаются в дальнейшей проверке на более представительной выборке как по численности, так и по региональному составу. Кроме того, следующим этапом работы будет определение надежности и валидности разработанной методики.